Дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

Скачай своё музлишко Дом родной, знакомый с детства [muzmo слушать] музыка онлайн

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

Скачать песню Алексей Гоман — Дом родной, знакомый с детства.., слушать трек, посмотреть клип и найти текст песни. Вы можете скачать текст песни Алексей Гоман - Русский парень и его перевод. Также вы можете Дом родной · Дом родной, знакомый с детства. Скачать: Выпускники исполняют песню “ Дом родной ”. Дом родной. Нас разделяют Дом родной, знакомый с детства. Городок что у.

Их напихал дружок-трофейщик и в багажник, и в кузов, и в дополнительный сундук, приспособленный сзади этого фантастического экипажа. Зуев почти неделю колесил по автострадам и шоссейным дорогам Германии: Затем подумал-подумал и махнул на своем экипаже в сторону Лейпцига и Дрездена.

Было у него намерение, пользуясь свободным проездом, махнуть через границу в Судеты, ставшие снова территорией Чехословакии. Тщательно разделанная земля, вычищенная и подметенная, была разгорожена на мельчайшие участочки, с будочками, похожими на ватерклозеты. В этом пейзаже, казалось ему, было что-то жалкое и постыдное. По дороге к Дрездену Зуев подобрал какого-то майора административной службы. На полпути из Потсдама штабная машина майора потерпела аварию.

Он очень спешил в Дрезден. Попутчик оказался вдумчивым, культурным человеком, видимо хорошо проинформированным в штабных делах. Зуеву смертельно надоело ехать молча, и он был рад собеседнику. Тот живо взглянул на него через плечо и заметил: Нечто подобное навевала она и. Голова двигалась, как у ночной птицы. Казалось, он свободно может вертеть ею на все триста шестьдесят градусов. Глаз его Зуев поначалу не разглядел, так как взгляды обоих были прикованы к широкой, беспрерывно убегавшей назад ленте автострады, по которой тысячи мужчин в смешных кепках и женщин с тонкими жилистыми ногами перебирали велосипедные педали.

Словно собирают мелкие щепки, черепки и осколки своей страны. Зуев, крепче сжав баранку, искоса взглянул на пассажира. Положив выбритый подбородок на серебристый погон, тот смотрел на капитана желтоватыми глазами, не моргая. Только морщинки вокруг рыжих ресниц да мешковатые наплывы кожи под щеками изображали ироническую улыбку.

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

Машина, не снижая скорости, подчиняясь повороту автострады, накренилась влево. В педвузе учился… И на войну… Собеседник кивнул головой. Вы правильно ощутили… Перед нами нагляднейший пример мстительной истории, твердящей людям о том, что путь человечеству вперед должны освещать лишь благородные идеи и честные исторические дела. Страна умных, технически грамотных и талантливых людей… Но этих пунктуальных и трудолюбивых германцев привела к падению идейная темнота!

И бросила их в эти будочки душевная нечистоплотность фашизма. Днем, видно, до Дрездена не дотянем? И вдруг буйный дух студенческих дискуссий накатил на капитана: Желтые глаза майора сузились, и он улыбнулся: Финансами ворочаем… И вообще ценностями.

Если б вы только знали… Дух противоречия еще владел Зуевым. Нравоучительный учителишка и начфин, прикомандированный к железному денежному сундучку!. Зуев взглянул на собеседника и осекся.

Так искренне печален был взгляд больших рыжих глаз. Дворцы Петергофа и Пушкина? Мебель и утварь Ясной Поляны?. И парки Михайловского, Спасского-Лутовинова?. Э-э-э, да что там… Они замолчали. Лишь звонко шелестели шины на отличном немецком шоссе.

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

И Зуев вдруг вспомнил свои черепки, ядра, трубки и сундучок. Сберегла ли их мать в оккупации?. Им и цены-то. Эх, дайте только срок, молодой человек, мы еще не так отомстим им за эту войну.

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

Это будет месть такая, которой не видело человечество… За всю его историю… Слыхали побасенку? И она не всегда способна выбирать между. Вот в чем ее беда. А в общем правильно, все мы так думаем: Каждый размышлял о чем-то своем; горьком и несбыточном… а может быть, и сладком, но безвозвратном.

Майор вздохнул, потянулся и достал из огромной кожаной папки-портфеля большую книгу в сафьяновом переплете. Зуева вначале привлекла кожаная папка с тисненой на ней каравеллой. Он скосил глаза на пассажира.

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

Положив огромную книгу себе на колени, он откинулся на спинку сиденья и стал листать. Книга оказалась роскошно изданным собранием репродукций. Он медленно переворачивал страницы альбома и, не отрываясь, как-то по-особенному рассматривал репродукции, словно гладил их глазами. Зуев замедлил ход машины и изредка бросал косые взгляды на страницы альбома.

Живопись удивительной яркости и красоты мелькала перед глазами. Интендант то подымал, то опускал свою тяжелую ношу, а затем, перестав листать, долго не отрывал рыжих, широко открытых глаз от одной из репродукций. Машина ритмично покачивалась на огромных клетках автострады, и казалось: Зуев тоже откинулся на сиденье и, вытянув шею, взглянул через плечо пассажира на картину, так привлекшую внимание майора.

Там изображена была мадонна с младенцем Иисусом на руках. На повороте Зуев еще раз посмотрел на соседа. И когда тот наконец оторвал взгляд от репродукции, Зуева поразили глаза начфина: Зуев сбавил ход, включил фары.

Замерцало зеленое освещение приборов. Лицо путника резко постарело. Майор давно уже захлопнул книгу и перебросил ее через плечо на заднее сиденье. Дальше он всю дорогу молчал, низко опустив голову.

Пустая кожа подбородка нависла на целлулоидный подворотничок, майор, казалось, задремал. Около полуночи замерцали отдаленные огни города. Они теплились, падая вниз, сбегая наискось, скупо обозначая пунктирами разбросанные по холмам улицы и магистрали.

Расставаясь возле городской комендатуры, майор вяло пожал руку хозяину машины: Уже когда спутник ушел, Зуев прочел с изумлением: Он с удивлением подумал.

Зуев быстро нашел ту самую картину, на которую так долго и внимательно смотрел его вчерашний пассажир. Глядя на этот символ вечности человеческого рода, Петр Зуев задумался: Она страшна и тем, что, даже отгремев и склонив долу свои черные знамена, не хочет умирать.

К вечеру Зуев пересек границу Чехословакии. Он увидел радушный народ. Этот народ был все еще празднично восторжен. Казалось, тут всюду устраивались торжества специально в честь приезда нашего путешественника. В Хебе он заехал к местным властям. Надо было пополнить запас бензина. Во дворе Народного Выбора стояли еще две машины. Тот вежливо оглянулся и, видимо, не поняв русских слов или русской прямоты, пригласил офицеров к себе в кабинет.

Там он разлил по крохотным, чудесного гранения хрустальным наперсткам нечто спиртное. Толстый чех радушно и вежливо улыбнулся, сияя как кнедлик в масле. Удивительными техниками оказались чехи. Там с рассвета четверо чехов и один судетский немец колдовали над ней и к полудню довели до высшей степени лоска. Мастера от денег отказались. Плату махоркой приняли и долго кашляли после самокрутки, которой угостил их напоследок бравый капитан. Они все смотрели ему вслед слезившимися глазами и мотали головами, словно их кусали комары.

Побывав мимоходом в Праге, Зуев взял обратный курс на север. С каким-то особым, чисто крестьянским любопытством пограничник-словак в Децине расспрашивал его о значении отдельных русских слов, безбожно перевирая ударения. Многократно пожимая руку, он говорил на прощанье: Во Франкфурте-на-Одере длинная кишка теплушек замерла на пятом или шестом пути.

Немецкие военнопленные убирались восвояси. Капитан подогнал машину к путям и остановился, выбирая место, где можно было бы перейти к перрону по временному настилу. Здоровые парни, краснощекие, все в ватниках русского происхождения, резко выделялись в толпе гражданских немцев, сновавших по перрону.

Приглядываясь к тем и другим, Зуев отметил одну черту: Они смотрели прямо и открыто, словно познали что-то новое, недоступное еще в те дни германскому народу, потерпевшему катастрофу и начинавшему глубоко сознавать свою трагедию. А эти уже прошли горнило искупления. Но он заметил и другое, что объединяло всех: Узнав, что Зуев едет домой, порылся в объемистом бумажнике, достал письмо в шикарном немецком продолговатом конверте.

Заметив, как внимательно смотрит Зуев на немцев, толпящихся на перроне, инженер-капитан процедил сквозь зубы: Это въевшаяся, ставшая привычкой жадность людей ненасытных. У Зуева мелькнула мысль: Высокий рыжий немец, словно у него на голове разожгли костер, стоял широко расставив ноги и долго смотрел на диковинную машину русского капитана. Ватник на немце был коротковат, кисти рук далеко вылезали из рукавов косточки на запястьях мослаковатых рук двигались, как на шарнирах… Он флегматично жевал белую булку.

Вдруг Зуев вспомнил, как он мечтал о таком ватнике как о высшем благе в октябре года. И ему стало весело. Он подмигнул инженеру, показав на этого немца. А нет ли в этих теплушках того самого немца, от которого и я бегал тогда без ватника и теплых штанов?

Инженер-капитан даже улыбнулся этой озорной мысли Зуева. Рыжий немец что-то, видно, понял: Инженер-капитан вдруг неожиданно шагнул к рыжему и крепко и дружелюбно хлопнул того по плечу: Оба русских офицера заметили, что в этом смехе не было и тени угодливости.

Одни уже научились прямо смотреть в глаза, другие вытряхнут из себя эту мелкую жадность, а третьи, пройдя через горнило труда и страданий, и нас поймут.

Нет, научится старушка Европа уважать советского человека. Недаром мы страдали, шли на штурм невероятных трудностей, недаром сознательно отказывали себе в самом необходимом. Недаром воевали… Надо, надо, чтобы и люди новых стран, примыкающие к нам, тоже заплатили эту дань будущему. Жестокую, но радостную дань.

Может быть, они счастливее? И без этого обойдутся? Так и не решив для себя этот сложный вопрос, он козырнул капитану, захлопнул дверцу машины и задумчиво включил зажигание. Зуев развернул машину и, выехав к повороту, еще раз оглянулся. Рыжий немец все стоял и улыбался. А на прощание взял под козырек. Польские земли, которые Зуев прошел в конце года и в начале года вдоль и поперек, его интересовали мало. Он стремился скорее к родным границам, а здесь он навоевался вдоволь несколько месяцев.

Но и тут он увидел кое-что интересное. А быт еще был военный. Как ни торопился Зуев, после Лодзи он задержался. Из Германии на Украину гнали гурты скота. Зуев подсадил колхозного бригадира, черниговского усатого дядьку с выбритыми дублеными щеками, вспаханными глубокими морщинами. Человек он был словоохотливый и всю дорогу рассказывал о своих впечатлениях о Германии, где он пробыл почти: Мы на месте отдали, хоть и не по своей воле.

Значит, на ихнем проклятом месте и получать должны, спасибо нашей армии. Вот так… Ну, девчатам за труды всякого тряпья, да подушек, да тех буржуйских меховых закутанок, черными бурками они зовутся, хотя и совсем они не черные, а сивые.

Разрешил… вроде за процент и за ихнюю пропащую через того Гитлера молодость. Но только в эсэсовских замках. А навищо козакови ворота? Затем собеседник поглядел по сторонам, покачал неодобрительно головой и, видимо, вспоминая о порядках, вернее, беспорядках, виденных им между Одером и Вислой, задумчиво сказал: Наиздывся я по Европам… Так от где торгують… Оце так! А коло хаты нагажено, а дороги такие, что ребра на них поломаешь… И все торгують, проше пана, торгують… Зуев даже смутился от такого откровенного шовинизма: А трудящий народ везде.

Я про мелку буржуазию. Самое подлое племя это на свете. У нас в оккупации оно тоже вылезло, как жаба весною. Бендера их крепко ожывляв… А если говорыть про полякив, то до ных мий такый упрек: Труднее им до социализму повертать. Зуев заметил, как прищуренный зрачок бригадира мельком скользнул по его лицу. Зуев улыбнулся одними губами, не отрывая глаз от дороги.

А тебе откуда это известно? Зуев слыхал все эти песенки от матери, молодой еще тогда, бойкой заводилы из женотдела. Впереди заклубился столб пыли. Бригадир стал прощаться и соскочил с машины, как только поравнялись с повозкой, запряженной битюгами. На возу пестрел целый букет украинских девчат. Они, увидев за рулем молодого офицера, стрельнули глазами.

Одна, самая бойкая, закричала пассажиру Зуева: Меня теперь и сам бис не возьмет. Прошел огонь и водопроводную трубу. И товарища офицера мне покормите. Стадо согнали на обочину, к речушке. Быстро расстелили пятнистую плащ-палатку. Странный обед был сервирован украинскими колхозницами.

Голландские шпроты и сардины, похожая на макароны сушеная картошка, такой же сушеный лук, маринованные фрукты. Запивали все это сидром из канистры. Но чуднее всего был хлеб, завернутый в фольгу, нарезанный тоненькими ломтиками.

За питательность только не очень уверен.

Руслан Алехно — Дом родной

Витамины, товарищ капитан, вещь природная. Погремев серебряной бумажкой, с сомнением покачал головой и неуверенно добавил: Может, в такой упаковке и витамин держится? Зуев никак не мог отковырнуть прилипший к зубам хлеб, а черниговец мрачно буркнул: Зуев с удовольствием почистил зубы.

Красношерстные коровы большими глазами маслянисто глядели, как капитан причесывал свой смоченный в польской речушке чуб гребенкой и щеточкой с зеркальцем на обороте.

Военторговская фуражка придавала ему лихой вид, необычный после приевшихся за три года пилоток и ушанок. Вернувшись к скотогонам, Зуев подошел к бригадиру. Тот стоял у повозки, груженной мешками, и что-то строго выговаривал той самой бойкой Катерине. Ладонь прикрыла одноглавого черного орла, державшего в ногтях кружок со свастикой. Под тканью перекатывались крупные кофейные зерна. Он эту штуку дюжее, чем наша Катерина молодых парней, обожает.

Набирай, говорит, побольше, на семена. Колхоз в люди выведешь. И, позабыв о бойкой Катерине, которая насмешливо слушала бригадира, черниговец рассказал капитану такую сказку о таинственном растении, что тот позавидовал неизвестному майору. Но как и для чего могут они пригодиться ему, капитан не мог бы сказать, и побоялся насмешливого отказа. Рука его помимо воли перебирала крупные чистые зерна, скользившие в пальцах. Бригадир что-то понял сердцем и, не дожидаясь просьбы, щедро сыпанул в солдатский сидор добрую четверть центнера кофеобразных белых зерен.

На этом они и распростились, чем-то смущенные, но очень довольные друг другом. На Буге пограничники уже соорудили контрольно-пропускной пункт. На этом КПП Зуеву пришлось повозиться час-полтора. Пограничники, выполнявшие в те времена обязанности таможни, сначала внимательно вчитывались в документы. Затем долго, со всех сторон, осматривали машину капитана, с удивлением пожимая плечами.

Ни чемоданов, ни узлов. Одно лишь скопище запчастей. Зуев ухмыльнулся, когда ефрейтор, порывшись в его заплечном солдатском мешке и обнаружив там лишь зерна люпина, докладывал старшине: Видать, язвой желудка страдает капитан.

У нас до войны тоже сверхсрочник один желудком маялся. Так тот один горох жрал. Только на заставе с ним спать невозможно. Зуев взглянул на старшину и невольно улыбнулся озорной мысли: Шлагбаум был наконец задран к небу. Колеса машины Зуева задребезжали по ухабистой мостовой. Она была до трясучки выбита гусеницами танков и тяжелых грузовиков. Зуев твердо решил, что до Москвы он поедет не спеша. Было там много горестей, но случались и мимолетные радости солдатских наступательных будней.

Говорят, на войне люди много думают. Это верно, конечно, но после войны думают еще. Зуев думал много, неторопливо и молча осматривая Брестскую крепость. Тут он выслушал рассказы старожилов о ее защитниках сорок первого года.

Правда, тогда он не обратил внимания на эту героическую эпопею, выглядевшую в победном году довольно бледно по сравнению с битвой на Волге, под Курском, Витебском, Бобруйском и многими героическими страницами великой военной страды.

Тем более что ни лейтенант Ноганов, ни его товарищи уже ничего не могли ни убавить, ни прибавить к своей воинской доблести. Позже, чем дальше отходила страна и все человечество от этих исторических рубежей. Зуев неоднократно со все возрастающей горечью вспоминал об этом своем равнодушии. Общественное заблуждение отдавало все предпочтение героям великого победного марша. Правда, уже тогда метко было засвидетельствовано поэтом: Мы выдержали еще и удар психологический.

дом родной знакомый с детства скачать бесплатно

И сейчас не только нам понятно, что если мы его выдержали тогда, то теперь нам ничего не страшно. Слава тем, кто принял его своей грудью первыми!

На осмотр Бреста и его окрестностей ушел целый день. Сосновые рощи, березнячки и осинники, уже тронутые сентябрьским багрянцем, тихо покачивались по обеим сторонам гравийной ленты. Автомобилист не спешил, часто останавливался, бросал взор по бокам, где расстилались бесконечные хвойные леса, изредка расцвеченные подпалинами перелесков.

За Барановичами начались знакомые места, могилы, села и города. Недели две ушло на поездки в сторону от магистрали, на места недавних боев. Побывал Зуев и в Мозыре и в Налибокской пуще, где его дивизия сражалась вместе с белорусскими и украинскими партизанами. Нашел знакомых из бывших партизан.

MUZLO STYLE

Они уже работали в колхозах или на партийной работе. Любовь делает человека красивым! Пусть будет она светла, как солнце! Помните, что улыбка матери — символ чистого и прекрасного чувства человека. Пусть никогда эту улыбку не погасят слёзы, пролитые из-за. Пусть всегда ваши плечи будут готовы принять на себя заботу о своих близких. Помните о том, что память делает человека богаче. Не забывайте своих истоков, свою Родину, родителей, школу — всех тех, кто дал вам жизнь, хлеб, знания.

Пусть в вас всегда горит огонь жизни и желания сделать эту жизнь. Пусть он горит и. И пусть этот огонь зовет вас в родной дом, собирает вас в школе на встречи с друзьями. Мы передаём его. Несите его по жизни с честью и достоинством.

  • А.Гоман - Дом родной
  • Free hosting has reached the end of its useful life
  • Дом родной алексей гоман скачать бесплатно минусовку

Свечи передаются тем выпускникам, которые будут в дальнейшем организовывать встречи одноклассников. Счастья вам, и в добрый путь!

Скачать Алексей Гоман — Дом родной, знакомый - смотреть онлайн

Дорогие родители, отныне выпускники поступают в ваше распоряжение. Приобретая любой инструмент, нам всегда дают инструкцию по эксплуатации. Оно содержит в себе советы учителей, наставления родителей, сведения, почерпнутые из средств массовой информации, фантазии и мечты. Гладить разрешается и как можно чаще, даже не обращая внимания на минусы его поведения. Как быстро выросли наши дети! Они читают толстые тома, Решают непонятные для нас задачи и задают сложные вопросы.

Я подумал-подумал и говорю: А мой недавно учил младшую сестренку писать цифру 8: Это же знак бесконечности, поставленный вертикально! Родители торжественно выносят на подносе ремень, украшенный бантом и ножницы на другом подносе. Обращаем ваши взоры на этот важно лежащий на подносе предмет. В течение 11 лет он служил для вас символом воспитанности и занимал почетное место на гвоздике. Он обладал огромной силой власти и заставлял вас подчиняться.

Но сегодня его власть закончилась, так как вы стали взрослыми, самостоятельными и ответственными людьми. И теперь он не имеет никакой силы над вами.